Интервью с предпринимателем Богородицким, пострадавшим от произвола коррумпированной чиновничьей вертикали


Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

«Закон не переплюнешь»

Коррупция: от майора до генерала

ОТ РЕДАКЦИИ газеты «Твоя судьба»: Публикуем интервью с предпринимателем Ю.Н.Богородицким, чья твердость характера и острое чувство принципиальности позволили разоблачить «оборотня в погонах» (им оказался бывший следователь Прикубанского УВД г.Краснодара Р.А.Акимов), который не столько служил закону и защищал права граждан, сколько под прикрытием своей должности занимался присвоением чужой собственности.

Корр.: Начните с основного. И лучше, если сможете назвать конкретные фамилии должностных лиц, которые нарушили ваши права.

Б.: — Во-первых, шесть лет борьбы, борьбы с коррупцией. Четыре незаконно возбужденных дела в отношении меня. Первое дело было возбуждено как частное обвинение самим следователем Акимовым Р.А по клевете и это дело стало для него роковым, так как вскрылись факты по которым впоследствии на него возбудили уголовное дело и осудили по статье 159 УК РФ (мошенничество) на три с половиной года. В сговоре с матерью он “отжал” у Иванова его двухкомнатную квартиру. Его мать была освобождена от наказания в установленном законом порядке в связи с истечением срока давности инкриминируемых ей действий.
Затем его покровители в Прикубанском округе, в первую очередь, зам. прокурора Лихонин и госпожа Тицкая, по заявлению жены Акимова возбуждают настолько нелепое дело по вымогательству дома, что сама формулировка в обвинении заводит в тупик не только юристов, но и судей.

Господа! А куда же нам тогда обращаться за помощью? К бандитам?.. Г-н Лихонин как зам. прокурора, курируя это дело, всячески старался не видеть никаких нарушений закона, и свое прокурорское реагирование направлял только в защиту Акимова и его жены Елизаветы. А следователь Валявский, возбудивший это незаконное дело, является другом семьи Акимовых и на протяжении всего времени помогал и консультировал Е.Акимову даже после того как дело признали незаконным. Он приезжал на исполнительные действия судебных приставов (которые по решению суда передавали дом в собственность моей бывшей жене) и, используя служебное положение, вмешивался в исполнительные действия.

О Прикубанской прокуратуре можно слагать легенды… Как истинные борцы с коррупцией они не видели нарушений закона в том, что Акимовы взломали калитку и дверь дома, в котором проживала Богородицкая Т.Ф.  с детьми, и захватили его со всем имуществом, совершив настоящий грабеж. И в факте избиения Акимовым Богородицкого при совершении исполнительных действий они тоже не нашли состава преступления. Зато нашли его в другом — возбудили уголовное дело в отношении директрора ООО ПКФ “КУБХАУС” Смаль М.В. за то, что она удерживала согласно ГК РФ имущество арендатора  фирмы “Марубени”, которая отказалась оплачивать аренду.
Возбудив это дело, Акимов и его покровители  ставили одну цель – уничтожить предприятие и лишить Богородицкую как его учредителя финансовой поддержки. И это им удалось. Жадная и мстительная Смаль  вошла в сговор с Акимовым и похитила все документы предприятия. Учредители написали заявление о возбуждении уголовного дела по ст. 158 УК РФ (кража), но тут сработало телефонное и корпоративное право, которое очень распространено среди коррупционеров. В игру вступают органы следствия и прокуратура Центрального округа г. Краснодара. И в отношении Смаль выносят отказной материал.

Через два месяца против меня возбудили третье уголовное дело, но теперь уже по неуплате налогов. Меня обвинили в сокрытии налогов на предприятии “КУБХАУС” и признали, что я фактически исполнял роль его директора. Несмотря на то, что я не был учредителем предприятия или его директором, они без налоговой проверки возбудили уголовное дело только на основании рапорта сотрудника ОРЧ-2 Суховерхова (просто подставили молодого и на тот момент даже не аттестованного сотрудника!). И кто инициатор? Бойченко! А кто визировал? Да,  генерал Голубицкий (теперь уже бывший). А кто звонил “операм”, чтобы не возбуждали дело по краже на Смаль? Заместитель начальника ГУВД по Краснодарскому краю генерал Остапенко (тоже уже бывший). А  кто курировал возбужденное дело, закрывая глаза на нарушение закона? Прокуратура Центрального округа (ну а как же иначе – ведь коллеги Лихонина!).
Первомайский суд признал это уголовное дело незаконно возбужденным. Но и это еще не все. Сейчас мы подали жалобу по 125 ст. УПК РФ о незаконности возбуждения в отношении меня четвертого уголовного дела по тем самым основаниям, что и возбуждавшееся  третье дело, которое судом было признано незаконным. Жалобу рассматривала судья Ленинского районного суда М.Н.Шипунова. Прокуратура Центрального округа, как и по предыдущему делу, поддерживала обвинение, так как не могла противоречить своей же позиции. А признавать ошибки не в их правилах, они ведь выше закона.

Корр.: В чем суть обвинений?В чем вы согрешили перед государством как предприниматель? Что вы сделали такого опасного для нашего общества? Почему вас так долго прессуют и будет ли этому когда-нибудь конец?

Б.: — Вскоре после моего обращения в правоохранительные органы друзья Акимова и его родственники стали преследовать меня — обвинили в том, что будто я вымогал у них мой собственный дом, который был мною приобретен на законном основании, и фактически захвачен Акимовым и его женой с помощью продажных судей.
Только после того, как в ход следствия “по вымогательству” вмешался тележурналист депутат Государственной Думы РФ Р.А. Шлегель, оно было взято под контроль Прокуратурой РФ и Следственным комитетом РФ. Обвинения, которые мне предъявлялись, поражали своей дикой нелепостью. Большую работу по защите моих прав проделали наши доблестные фсбешники — и наши краснодарские, и в Москве. Правда, краснодарские часто “буксовали”, так как система, в которой работал Акимов, не хотела его “сдавать” — у него были весьма влиятельные покровители. Шла интенсивная утечка информации по делу, устраивались всевозможные провокации, мои заявления и жалобы, как обычно в таких случаях, “не находили подтверждения” или вовсе терялись. Об этом я говорил в Ростове-на-Дону  с куратором ФСБ по Югу России.

Корр.: Насколько серьезной была эта информация?

Б.: — Часть фактов и документов о злоупотреблениях в системе МВД попала в газеты, на телевидение. Но самое удивительное состоит в том, что все эти чиновники, о которых я писал или говорил в разных инстанциях вплоть до Москвы, до настоящего времени продолжают работать, а некоторые даже получили повышение.

Корр: Сможете назвать хотя бы одну фамилию?

Б.: — Бойченко теперь возглавляет весь ОБЭП в Ростове. У полковника Тицкой, которая возглавляет Прикубанское УВД, был осужден ее следователь, были вскрыты факты незаконных возбуждений её следователями уголовных дел, но эта начальница до сих пор работает, хотя давным-давно перешагнула возрастной предел для ухода на пенсию, и не собирается в чем-то оправдываться. Я писал заявление в Министерство внутренних дел, приводил доказательства, просил убрать из органов сотрудников, запятнавших честь мундира возбуждением незаконных дел. В частности, начальника следствия ЦО Калякина, его подчиненного ст. следователя Корень, начальника следствия Тицкой и ее подчиненных — следователя Валявского и следователя городского УВД Шутенко. Но, видимо, “карманные” следователи и их руководители нужны системе — они благополучно прошли аттестацию и имеют возможность калечить судьбы людей и дальше. А  тот генерал, бережно опекавший Акимова, после того как в дело включилась ФСБ, был снят с должности. Где он работает сейчас, я не знаю. Покровители Акимова сделали все, чтобы досрочно освободить его из заключения и даже помогли ему найти непыльную работу. По имеющимся слухам сегодня он работает в адвокатуре.

Корр: Мне известно, что против вас одновременно со вторым уголовным делом, было возбуждено и третье. В чем вас обвиняют на этот раз?

Б.: — Дом, который по суду был передан супругам Акимовым, юридически принадлежал моей бывшей жене. У Татьяны Федоровны есть свое предприятие, она его учредитель. Я по роду своей службы работал генеральным директором японской кампании “Марубени”. Предприятие Татьяны Федоровны оказывало услуги фирме “Марубени”. На фирме часто менялись директора, а в период возбуждения против меня трех уголовных дел, фактическим директором ООО ПКФ “КУБХАУС” являлась М.В.Смаль. Кстати, в ходе рассмотрения моей жалобы по 125-й статье УПК РФ в Ленинском районном суде было доказано (а точнее взято из ее показаний в период следствия), что именно эта гражданка подписывала все финансовые документы и в соответствии со своими служебными обязанностями должна нести ответственность по неуплате налогов.

Однако следователем Центрального округа г Краснодара Корень именно против меня было возбуждено уголовное дело об уклонении от уплаты налогов. В соответствии с постановлением следователя был наложен арест на расчетный счет в банке. Ранее дознавателем Прикубанского округа Мясниковой на Смаль было возбуждено уголовное дело по самоуправству (удержание имущества арендатора “Марубени”), но сделано это было для того, чтобы методом “пресс-хаты” вынудить Смаль дать показания против меня.
После того, как эта дама подписала нужные Акимову и его дружкам документы, уголовное дело в отношении нее было прекращено. Меня же продолжали “прессовать”. Чтобы свернуть доходы Т.Ф.Богородицкой к нулю, “оборотни в погонах” решили обанкротить предприятие моей бывшей жены. Адвокат Акимова Цымбал стал адвокатом Смаль. Как показал сожитель Смаль свидетель Стороженко, акимовцы прибыли в офис, вывезли все документы и внесли изменения в компьютерную программу “1С” данного предприятия. Спустя некоторое время Смаль приехала домой к Татьяне Федоровне, вымогала у нее 250 тысяч рублей, шантажировала ее возбуждением уголовного дела в отношении Богородицких. Эти факты имеются в материалах уголовного дела.

Корр.: В чем же состояла вина Татьяны Федоровны, что ей инкриминировалось?

Б.: — Опять же — “неуплата налогов”. Чтобы не оставить учредителю предприятия никаких доказательств в невиновности и были похищены бухгалтерские документы.  Именно в отказном материале по делу о хищении документов в отношении Смаль М.В. содержатся ее показания о том, что она является генеральным директором, а печати и документы предприятия может хранить там, где сочтет нужным… Сотрудникам милиции она заявила: “Так как я генеральный директор, то имею право документы, печати и штампы не отдавать. Богородицкий Ю.Н. никакого отношения к предприятию не имеет”. Таким образом, она подтвердила, что прятала доказательства моей невиновности.
Постановление о возбуждении уголовного дела мною было обжаловано в суд. Мною было доказано (и это отражено в постановлении суда), что дело возбуждено незаконно, необоснованно. В результате дело было прекращено, а документы (аж пять томов!!!), на основании которых следствие обосновывало свои обвинения, судом были признаны “утратившими законную силу”, так как были добыты незаконным путем. В период нахождения этих документов в суде я имел возможность снять копии некоторых из них и с помощью своего адвоката провести их проверку. Оказалось, что Стороженко (свидетель) никаких показаний не давал (об этом он написал заявление в прокуратуру), из протокола допроса Ищенко, который вел следователь Корень, ему приписали слова, которых он не говорил. Ответы свидетеля заносились сразу на компьютер, после окончания допроса следователь с экрана монитора зачитал их свидетелю.

Пока Ищенко ждал распечатку протокола следователь “втюхал” в текст нужные ему факты, а затем предложил свидетелю подписать протокол, что тот и сделал, не прочитав весь текст. Когда Ищенко попросил выдать ему на руки копию его показаний, то убедился, что его попросту обманули. Он обратился с заявлением в прокуратуру Центрального округа, в котором отказался от показаний, сфальсифицированных следователем. Тот же самый “фокус” следователь проделал и с протоколами допроса свидетелей Архипенко и Варича. Текст обоих документов идентичен протоколу допроса Ищенко. Заявления о сомнительных протоколах были поданы Богородицкой, Дубянской и Стороженко. Но и эти заявления были “спущены на тормозах”. Теперь вы понимаете, как прокуратура ЦО реагирует на заявления граждан и как трактует закон.

На этом нарушения моих гражданских прав не закончились. Действуя в угоду сторонников Акимова, прокуратура всячески тормозила возобновление уголовного дела в отношении Смаль. Оно и понятно. Эта гражданка здорово помогла укрепить позиции следствия по трем незаконно возбужденным уголовным делам против меня, она фактически прибрала фирму моей жены, похитив все документы и печати, она дала ложные показания об якобы неуплаченных мною налогах, а после отказа выплатить ей 250 тысяч рублей стала основным свидетелем по делу.

Прокуратура ни разу не обжаловала действия следователей УВД Центрального и Прикубанского  округов, она всячески поддерживала их. Выходит, что прокуратура самым унизительным образом “стелилась” под Акимова. Самое главное нарушение, допущенное прокуратурой — легализация отсутствия документов предприятия (они были вывезены сотрудниками милиции после обыска), обосновывающих налоговые вычеты: этих документов нет, нет подтверждения налоговых вычетов по НДС, нет налоговых вычетов по налогу на прибыль, все свалено в кучу, и получается дутая цифра об якобы не уплаченных налогах. При этом отсутствие документов ставится в вину предприятию, а, значит, дает основание для уголовного преследования человека, абсолютно невиновного в их исчезновении.

Корр.: Какие суммы неуплаченных налогов официально ставятся вам в вину?

Б.: — По третьему уголовному делу, признанным судом незаконным, мне инкриминировалось неуплата 3.000.000 рублей. Далее идет отказной материал, но ОБЭП не останавливается на “достигнутом”, потому что прокуратура начинает отменять постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и инициирует новые проверки. Прокуратура своими действиями против невинного человека поставила себя выше суда, она фактически без нового рассмотрения отменила решение Первомайского районного суда о незаконности возбужденного уголовного дела и стала “рьяно копать” там, где ничего криминального не было. Это сделано было под непосредственным руководством  заместителя прокурора Центрального округа Семенюты. Была проведена новая выездная проверка, но поскольку в офисе предприятия документов уже не было (благодаря предусмотрительности директора фирмы Смаль), то цифры неуплаченных налогов буквально брались с потолка: мне было предъявлено обвинение в неуплате уже 10.000.000 рублей, а с учетом якобы набежавших процентов — 16.000.000 рублей.

Теоретически такой расчет вообще не должен вестись: при определении суммы неуплаченных налогов обычно берутся средние показатели, а они взяли всю деятельность предприятия, которая была отражена в отчетах банку, суммировали указанные в документах цены, совершенно не учитывая  расходы предприятия на приобретение оборудования и расходы по оплате труда сотрудников, то есть производственные издержки, что вообще выглядит нелепо.

Корр.: Почему же была выведена именно такая круглая цифра — 16.000.000?

Б.: — Предприятие вело большое строительство, в том числе и олимпийских объектов. У него было три лизинговых экскаватора. Общая сумма, которая уже была предприятием выплачена по лизингу, составляла 8,5 миллиона рублей. По итогам сверки налоговой инспекции по состоянию на 2009 год задолженностей по налогам выявлено не было. Под нажимом следователя вторая городская налоговая инспекция произвела проверку и на основании договоров с подрядными организациями, в которых значились суммы, подлежащие выплате нашей фирме после завершения работ (их любезно предоставила проверяющим директор предприятия Смаль), меня обвинили в неуплате налогов с общей суммы дохода без учета расходной части.

Каждую минуту мы слышим, что страна активно готовится к Олимпиаде 2014 года, а одно из лучших предприятий, успешно возводившее олимпийские объекты в Краснодаре, превращают в ничто, оно фактически ликвидировано шеметовыми и акимовыми, которые ставят свои служебные амбиции выше интересов государства.

Когда в 2009 году следователь Корень возбудил против меня уголовное дело, он наложил арест на расчетные счета предприятия Т.Ф.Богородицкой, заблокировав тем самым возможность расчетов с лизинговыми компаниями, а также всю его дальнейшую финансовую деятельность. В результате этих действий через несколько месяцев после возбуждения уголовного дела лизинговые компании забрали у нас всю технику, несмотря на то, что на ее оплату предприятием были израсходованы значительные суммы, а затем выставили долг свыше 5.000.000 рублей. Вот этого  и добивались “следаки”, обвинив нас в неуплате 16.000.000 рублей.
Тем самым мстительные и самоуверенные чиновники в погонах нанесли предприятию огромный экономический ущерб и теперь, когда “высосанное из пальца” уголовное дело прекращено за отсутствием в моих действиях состава преступления, у фирмы возникло право требовать с виновных или с государства возмещения морального вреда и материального ущерба (это около 15.000.000 рублей). Чтобы не выплачивать эту сумму, следователи придумали новое дело — о неуплате налогов в сумме 16 миллионов рублей и в соответствии с новым процессуальным порядком передали материалы дела в Следственный комитет при прокуратуре Краснодарского края.

Корр.: Почему они решили действовать не с подачи милиции?

Б.: — Тут имеется интересная зацепка. Дело в том, что возбудил уголовное дело следователь Шеметов. Именно этот следователь вынес отказной материал в отношении помощника зам. прокурора Лихонина и следователя   Цыганкова. Помощник прокурора и следователь Прикубанского УВД Цыганков вымогали у гражданки О. крупную сумму за прекращение уголовного дела (замечу, что на первом этапе расследования его вел теперь всем известный следователь Акимов).
Гражданка по моей рекомендации обратилась в департамент собственной безопасности ГУВД Краснодарского края и в управление ФСБ по Краснодарскому краю. Вскоре вымогатель был задержан, материалы дела попали к Шеметову, который по непонятным причинам вскоре прекратил его. Давление на гражданку О. было таким мощным, что у нее пропало намерение обращаться с жалобой и в прокуратуру, и в управление ФСБ. Отказным материалом были возмущены и “опера”, производившие задержание, они посоветовали О. обжаловать решение в Москве, но та была так запугана, что решила отказаться от борьбы.

Убедившись в своей безнаказанности, а точнее в неуязвимости (благодаря покровительству и коррумпированности высоких должностных лиц), Шеметов после скандала с присвоением квартиры Акимовым, возбуждает уголовное дело против меня, инкриминируя мне неуплату значительной суммы налогов. Основанием для возбуждения уголовного дела стало заключение налоговой инспекции, в котором указывалось, что неуплата налогов произошла по вине директора предприятия Смаль. Но следователь в упор не замечал этого, и всю вину по неуплате налогов свалил на меня. После пояснений и на основании предъявленных мною документов он расширяет круг обвиняемых: рядом с фамилией директора предприятия Смаль появляется и моя фамилия. В этом постановлении следователь Шеметов указывает, что предприятие занималось производством сельхозпродукции, что не укладывается ни в какие рамки, так как такой деятельности не было даже в уставных документах. Это, скорее всего, свидетельствует о том, насколько стремительно и без каких бы то ни было оснований Шеметов кинулся исполнять указание своего начальства: “пригнуть” строптивого Богородицкого. Взятая с потолка сумма неуплаченных налогов выставлялась им как хищение особо крупных сумм у государства. И это обвинение основывалось на несуществующих документах.

Постановление следователя было нами обжаловано.  При рассмотрении нашей жалобы по 125-й статье УПК РФ в Ленинском районном суде судья Шипунова обратила внимание на то, что после возбуждения уголовного дела в отношении Богородицкого, следователь Шеметов, будто забыв о необходимости завершения расследования, благодаря благосклонности прокуратуры, почти девять месяцев “сушил” дело в сейфе. В ходе заседания мною была представлена справка налоговой инспекции, что по итогам проверки за 2009 год за предприятием Богородицкой никаких задолженностей по налогам не выявлено, имелась лишь небольшая сумма не внесенных в Пенсионный фонд платежей. Покровители Акимова понимали, что против меня у них нет никаких доказательств, а Смаль была лишь номинальной фигурой.
Дело немного сдвинулось после того как потеряв терпение, мой адвокат побывал на личном приеме у Бастрыкина, но и тут указания высокого начальства просто проигнорировали и спустили на тормозах.. Пришлось снова обращаться в суд…
Благодаря рассмотрению дела об обоснованности возбуждения уголовного дела в суде, мне представилась возможность прочесть постановление следователя Шеметова и наконец-то узнать, в чем меня обвиняют. Оказалось, что в его основу были положены показания Смаль (и только!). К делу были приложены 5 томов первого дела, возбуждение которого определением Ленинского районного суда было признано незаконным и необоснованным. Судья, рассматривавший нашу жалобу по делу, состряпанному Шеметовым, как и мы, удивлялась, что материалы незаконно и необоснованного дела “перекочевали” в новое дело, растянутое почти на девять месяцев.

18 апреля 2012 года в краевом суде рассматривался кассационный протест прокуратуры по возбужденному уголовному делу в отношении меня и Смаль. В судебном заседании присутствовали мой адвокат и, как это не покажется странным, четыре сотрудника прокуратуры. Позиция прокуратуры была предельно ясна: вина Богородицкого, как и Смаль, доказана, а, значит, уголовное дело в отношении названных лиц является обоснованным и законным. Еще до вынесения краевой судебной инстанцией постановления по делу до нас дошли слухи, что руководитель прокуратуры ЦО лично ходатайствовал о том, чтобы уголовное дело в отношении меня, не прекращали. Протест прокуратуры Краснодарского края поддерживал прокурор Чумаков.

Корр.: На какие доводы опирался прокурор Чумаков?

Б.: — Чумаков сразу же заявил, что протест выражает позицию краевой прокуратуры, и если коллегия по уголовным делам краевого суда подтвердит постановление районного суда о том, что уголовное дел возбуждено незаконно и необоснованно, то его придется прекращать, а значит, страна потеряет большую сумму налогов.

Я обратил внимание на то, что держался прокурор как-то скованно, говорил неуверенно – либо сам сомневался в правильности позиции краевой прокуратуры, либо вовсе не читал дела о неуплате налогов.
В результате рассмотрения кассационного протеста прокуратуры краевая инстанция приняла постановление, в котором признала возбуждение уголовного дела в отношении Ю.Н.Богородицкого незаконным и необоснованным и сочла необходимым его прекратить, так как я никакого отношения к вменяемым мне обвинениям не имел и не имею. А в отношении директора предприятия Смаль обвинение было оставлено в силе. Теперь столь нужные государству налоги не уйдут в небытие, а будут уплачены (если суд это признает обоснованным) этой гражданкой.

Меня поражает тот факт, что следователь Шеметов, знавший, что основанием для возбуждения уголовного дела служит лишь наличие состава преступления, вновь развил “бурную деятельность” и в угоду приспешникам Акимова продолжал “прессовать” меня пока суд не осадил его, прекратив незаконно возбужденное им уголовное дело. Начальство по достоинству оценило его умение угождать: вскоре он пошел на повышение.

У меня создается впечатление, что мы снова вернулись в 90-е годы прошлого века, только тогда беззаконием занимались бандиты, а сейчас — “оборотни в погонах”. А Следственный комитет с этим ничего сделать не может, так как прокуратура как контролировала правоохранительную систему, так и продолжает это делать. На днях московский полицейские задержали одного крупного мошенника, так буквально через десять минут на месте происшествия появился его сынок, занимающий весьма невысокую должность в прокуратуре. Он потрясал “красной корочкой”, грозил стражам порядка всевозможными карами и требовал немедленно освободить задержанного. Все мы помним и знаменитое дело о крышевании прокурорскими работниками Подмосковья игровых баров и казино, знаем какие суммы доставались “оборотням в погонах” от тех, кому они покровительствовали.
Если в Центре царствует такой беспредел, то что испытываем мы, на периферии страны, от тех, кто вообще никому не подотчетен и неподконтролен, кто использует свои должности для извлечения сверхдоходов, кто глумится над честными людьми, которые своим трудом содержат огромную армию этих “беспредельщиков”. Им все дозволено, они, как поется в известной песне, “получато миллионы и плевато на законы”.

Корр.: После публикации цикла материалов по делу Акимова в нашу редакцию поступили отклики читателей. Одно из этих писем мы публикуем. Редакции и читателям важно знать: возвратили ли квартиру, украденную Акимовым и его матерью, В.Н.Иванову — ее законному владельцу?

Б.: — Я никогда не думал, чтобы после оглашения приговора и ареста названного вами следователя его мать вместо того, чтобы возвратить не принадлежащее ей имущество, будет рьяно доказывать, что она, якобы, купила это жилье у Иванова, и является собственником квартиры. Это тем более странно, что в приговоре Прикубанского районного суда приватизация квартиры признана незаконной. Всем известно, что у Акимовой имеется добротный дом, есть, как говорят, “крыша над головой”. Прикубанский районный суд удовлетворил иск Иванова о его вселении, но Василий Николаевич своего жилья по-прежнему не имеет. Спасибо персоналу фонда “Забота”, они взяли над ним шефство, помогли оформить пенсию и инвалидность. А мать Р.А.Акимова продолжает незаконно удерживать чужую собственность. На 24 апреля 2012 года было назначено рассмотрение ее надзорной жалобы в краевом суде, но и тут сработала система покровителей: дело перенесли на 15 мая, так как произошла замена докладчика. Такая неожиданность нас насторожила. Вместе с Ивановым мы попытались найти ответ на вопрос о причинах обоснованности переноса судебного заседания у председателя коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда Н.И.Маняк. Но инвалида к нему на прием не пустили. Видимо, инвалиды в нашей стране никому не нужны и квартиры им иметь не обязательно. Пусть лучше следователи в их квартирах живут, а инвалиды пусть подыхают под забором.

Надеюсь, что редакция вашей газеты будет последовательной в защите прав своих читателей и свяжется с центральным телевидением — Первым каналом и каналом НТВ, выпустившим в эфир передачи о присвоении Акимовым квартиры своего подследственного. Считаю, что тема захвата чужой собственности все еще не закрыта… Пора возвратиться к ней и поговорить о том, по каким моральным нормам человек, преступивший закон, защищает этот закон в пользу таких же, как он сам.

Вел интервью
Анатолий РОМАНЬКО.
Опубликовано в приложении к краевой газете «ТВОЯ СУДЬБА»
(«РС», №53, май 2012 г.)

VN:F [1.9.22_1171]
Оцените материал
Рейтинг: 5.0/5 (учтено: 1 голос)
Интервью с предпринимателем Богородицким, пострадавшим от произвола коррумпированной чиновничьей вертикали, 5.0 out of 5 based on 1 rating