Леонид Запрудин о ситуации в краевом отделении партии «Яблоко»: Новый путь для «старой» партии


Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

Анализ и комментарии Леонида Запрудина, бывшего заместителя председателя Краснодарского РО «ЯБЛОКО», бывшего члена Федерального Совета партии, бывшего председателя контрольно-ревизионной комиссии Краснодарского «Молодёжного ЯБЛОКА», бывшего главного редактора зарегистрированного СМИ, газеты «ЯБЛОКО на Кубани», бывшего штатного пресс-секретаря регионального отделения партии.

Оригинал — zzzamk.livejournal.com

Краснодарское краевое «ЯБЛОКО» обезглавлено за нелояльность. Председатель регионального отделения Андрей Рудомаха отправлен в отставку, заместитель председателя Леонид Запрудин из партии исключён, руководящие органы распущены, председатели местных отделений и рядовые члены партии находятся на грани выхода из партии

Что же было наше Краснодарское краевое «ЯБЛОКО»?

yabloko2Краснодарское «ЯБЛОКО» принимало участие в контроле голосования в ходе всех избирательных кампаний краевого и федерального уровня с декабря 2011, располагало сотнями опытных наблюдателей. Издавалась краевая газета «ЯБЛОКО на Кубани», имевшая крайне «злой» нрав (выпуск «Кубань – Электоральная Чечня», выпуск «Политзаключённые Кубани»). Была проведена серия широких общественных кампаний против застройки заповедных частей побережья дачами Сердюкова, Ремезкова, патриарха Кирилла, Ткачёва и Путина и незаконным захватом земель, а ведь «наезд» на столь высоких лиц связан с особым риском. Был организован самый первый пункт помощи пострадавшим в Крымске, была проведена исследовательская работа по выявлению причин наводнения. Активисты партии приостановили запуск балкерного терминала в Новороссийске, боролись с Туапсинским терминалом ЕвроХим, Ейским нефте- и балкерным терминалами, с расширением Ильского НПЗ, с добычей мергеля в ст. Шапсугской, остановили строительство ТЭС в Кудепсте близ Сочи, боролись с размещением опасных отходов на территории края. Организовывали массовые публичные мероприятия, занимались правозащитной деятельностью, защищали преследуемого по политическим мотивам профессора Савву, оказывали помощь предпринимателям Краснодара и Армавира, боролись за строительство школ и детских садов, с незаконной застройкой Юбилейного микрорайона краевой столицы. В отношении председателя регионального отделения партии Андрея Рудомахи в настоящий момент заведено уголовное дело, ему угрожает миллионный штраф.

4 ноября Региональный Совет краснодарского «ЯБЛОКА» принял положительное решение об участии в «Комитете Краснодар 2014-2015» – избирательном блоке, объединившим системные и несистемные политические партии, общественные организации с целью участия в предполагаемых досрочных выборах мэра в 2014 году и выборах депутатов городской Думы в 2015 году как единая команда с единым штабом и едиными кандидатами. В обсуждении альтернативы «Единой России» в рамках Комитета принимали участие КПРФ, ЯБЛОКО, ДемВыбор, Народный Альянс, НДП, КПЕ, Защитники Отечества, Трезвая Кубань, Русские Пробежки, Гражданин Наблюдатель.

На днях, 1 декабря, в городе Белореченске Краснодарского края происходили выборы главы города. Отличительной особенностью этих выборов было то, что «Справедливая Россия» не выдвигала своего кандидата, а КПРФ прямо поддержала выдвиженца «ЯБЛОКА» Александра Кузнецова, известного в городе человека, главного редактора местной независимой газеты «Белореченская правда». Оппозиция шла единым фронтом. Александр Кузнецов выиграл на многих участках. Единоросс, набравший 52% против 44% у «яблочника», избежал второго тура голосования только за счёт грубейших фальсификаций на двух последних избирательных участках, подсчёт на которых затянулся до глубокой ночи. Второй тур и победа кандидата от «ЯБЛОКА» в этих выборах – была вещью совершенно реалистичной. Партия «ЯБЛОКО» имела реальную возможность получить единственного в стране мэра города – выдвиженца партии. Не поддержанного «ЯБЛОКОМ», как в Петрозаводске, а прямым образом выдвинутого партией. Но то безумие, что учинил Сергей Митрохин, разогнавший ведущее региональное отделение своей партии за неделю до выборов – это преступление – ЭТО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВРЕД ПАРТИИ!

Партия лишилась половины опытных наблюдателей на этих выборах, которые, деморализованные, отказались от участия в контроле за ходом голосования. В Белореченске была заранее анонсирована встреча с председателем партии «ЯБЛОКО», которого ждали в городе 21 ноября во время его рабочего визита в Краснодарский край. Но Сергей Митрохин, после встречи с членами Краснодарского РегСовета, психанул и в Белореченск не поехал, тем лишил Александра Кузнецова тяжёлой артиллерии. А поскольку встреча с избирателями была ранее заявлена в СМИ – такой демарш вылился в антирейтинг, активно промусоленный властями, за что партия и поплатилась мэром.
Через два с половиной месяца начнётся Сочинская Олимпиада, к бойкоту которой призывало Сочинское местное отделение партии и намеревалось издать и распространить по Олимпийской столице политическую газету, подробно рассказывающую о печальных последствиях этого мега-проекта для экологии и экономики, был разработан план агитационно-политической работы в связи с Олимпиадой, КОТОРЫЙ ТЕПЕРЬ ПОЛНОСТЬЮ СОРВАН.

Я характеризую произошедшее с Краснодарским отделением партии, как безумие загнанного в угол зверя! Душевнобольному «ЯБЛОКУ» везде чудятся враги, в помешательстве мерещится, как в его членах кишат черви – и он решительно отрубает себе и руки, и ноги!

Нужно понимать, что де-факто обезглавленное отделение уже никогда прежним не будет, люди деморализованы. Обращение Сергея Митрохина к рядовым членам регионального отделения, разосланное на следующий день – смехотворно и говорит о полной отстранённости центра от дел в регионе. В нём председатель партии сообщает, что они (федералы) хорошие и что вы (рядовые члены регионального отделения) хорошие, а вот руководство было у вас было плохое, зловредное (хотя вы этого не понимали) – но мы его разогнали, давайте [полезные дурачки], продолжайте работать. После разгона регионального отделения центральный аппарат партии взял курс на полную ликвидацию Краснодарского РО: была сокращена ставка пресс-секретаря, потребовали увольнения бухгалтера и инструктора-методиста краевого отделения, Москва потребовала опечатать краснодарский офис партии и полностью прекратить к нему доступ.

Официальная часть. От любви до ненависти…

История началась в августе сего года, когда Бюро Регионального Совета Краснодарского РО решением, внесённым заместителем председателя Краснодарского РО Леонидом Запрудиным, за номером Б-9.2/13 приняло Обращение в ПолитКомитет и федеральное Бюро партии «О необходимости корректировки политики партии в связи с политической ситуацией в Москве». В данном обращении краснодарцы призвали московских коллег воздержаться от чрезмерной критики лидирующего оппозиционного кандидата (т.е. Алексея Навального) и сосредоточить свою критику только на кандидате Кремля (т.е. Сергее Собянине). Предложили выступить в качестве инициатора коалиционно-партнёрского договора, обосновывая это целью претворения в свет второго тура голосования.

Краснодарцы отдельно подчёркивали, что данное Обращение было принято в порядке внутрипартийной дискуссии, подлежало обсуждению «в семье», никаких заявлений в СМИ не делалось. Т.е. это было мнение структурного подразделения партии, предложенное в рамках внутрипартийной дискуссии, и не более. Пусть оно хоть 100 раз расходится с некой общепартийной линией.

В ответ на это ПолитКомитет партии, не запросив никаких комментариев от представителя регионального отделения, своим решением №56 в карательно-обвинительной формулировке обвинил краснодарцев в «демонстративном, популистском демарше» велел покаяться и вернуться в лоно партии, иначе, приказал Бюро партии «разобраться» с краснодарцами: как с отдельными членами партии, так и с региональным отделением в целом. В Москве была создана неофициальная рабочая группа «по разработке» меня, заместителя председателя краевого отделения партии, и председателя Краснодарской молодёжки, члена Бюро РегСовета Алексея Мандригели на предмет формальной составляющей «политического ущерба».

Моя личная партийная часть жизни оказалась предрешенной, когда я сам, беседуя со столичными коллегами, рассказал о том, что в частном порядке перевёл 5000 рублей на избирательный счёт Алексея Навального. В ходе выборов огласке я данный факт не придавал. Узнали об этом товарищи относительно недавно, может быть, с месяц назад, т.е. много позже окончания выборов. Я пояснил, что являюсь сторонником политической линии широкого объединения оппозиции с целью скорейшего слома электоральной машины Кремля. По моему убеждению, Сергей Митрохин на выборах мэра не мог быть эффективным, т.к. публицисты «ЯБЛОКА» увлечённо много работали на антирейтинг оппонентов, а Навальный, сосредоточивший критику на Собянине и федеральной повестке, имел возможность израсходовать деньги с наибольшим КПД. Собственно, идеологию Навального я не поддерживаю, я лишь считаю, что с самыми мягкими формами гражданского (западного) национализма можно и нужно сотрудничать, и не так страшен чёрт, как его малюют. Кланово-воровской режим Кремля, захвативший и узурпировавший власть, куда страшнее.

Многих смущал вопрос этичности моих взглядов с точки зрения классической партийной логики, но, по моему убеждению, в условиях уничтоженного института свободных выборов и отсутствия настоящей политической конкуренции классическая партийная этика, обязывающая голосовать за кандидата от своей и только от своей партии, утрачивает свой первоначальный смысл. Мои 5000 р. Навальный потратил на отбор голосов у Собянина, а не у Митрохина, это тоже нужно понимать: нужно смотреть на общий таргетинг кампании.

В общем, это сразу же донесли председателю партии «ЯБЛОКО» Сергею Митрохину, который воспринял факт поддержки мною конкурента как «нож в спину» и личное предательство. Сергей Митрохин лично поставил вопрос о моём исключении из партии, «давил» на моего начальника Андрея Рудомаху. Во время рабочего визита Сергея Митрохина в Краснодар двумя днями ранее, 21 ноября, меня, по его ультимативному требованию не допустили в офис Краснодарского «ЯБЛОКА», я не имел возможности ответить на вопросы председателя партии или членов Регионального Совета, донести свою точку зрения.

Со слов товарищей, крайне эмоциональная оценка меня со стороны председателя партии сводилась «к разводу со мной как муж разводится с женой», а также к выбору: «или Запрудин, или работа председателя партии с региональным отделением». В этот же момент я понял, что тратить деньги и ехать в Москву защищать себя на федеральном Бюро бессмысленно, хотя коллеги по партии, в том числе и московские, были готовы скинуться в личном порядке, за что им спасибо. Любопытно, что я оказался много хуже Путина, с которым Сергей Митрохин услужливо встречался днём ранее.
Вообще, жизнь показала, что мы, краснодарцы, оказались правы: произошла взаимная электоральная аннигиляция Навального и Митрохина на выборах мэра столицы за счёт обоюдного нарастания антирейтинга, а суммарной доли в 1.37% не хватило для нанесения исторического удара по кланово-воровскому режиму в виде поломки электоральной машины Кремля. В своём последнем слове я возложил всю ответственность за упущенный Россией исторический шанс 2013 года на партию «ЯБЛОКО», эффективно, насколько это было возможно, выступившей в роли оппозиции оппозиции, – и был с разгромным счётом из партии отчислен, и получил памятный документ с автографом Сергея Сергеевича.

В решении федерального Бюро партии о моём «расстреле» торжественно проспекулированы мои же слова о том, что «я враг политической линии партии», но они нагло вырваны из контекста: я враг политической линии «блестящего изоляционизма». Я космополит и не особо симпатизирую даже гражданским националистам, так что уважаемое Бюро изволило перепутать «симпатии» к Тому-Кого-По-Тексту-Решения-Нельзя-Называть и работу с ним ради достижения общих целей. Уважаемое Бюро не может или не хочет понимать, что регионы работают в условиях жесточайшего прессинга, выборы имитируются, наблюдателей избивают и вышвыривают, протоколы переписывают, что запрос на объединение оппозиции здесь – это фактор выживания. Посильная финансовая помощь более эффективному конкуренту – это, в какой-то степени, шаг отчаяния. В общем, обвинительное заключение «за уши» всё-таки притянули.
Мой председатель Андрей Владимирович Рудомаха присутствовал в Москве на заседании федерального Бюро, самоотверженно защищал меня в ущерб собственным интересам, за что также и поплатился. Не мудрствуя лукаво, помянули об инквизиционном решении ПолитКомитета №56, в котором от нашего коллегиального органа требовалось покаяние для возвращения в лоно партии. Но поскольку Региональный Совет Краснодарского РО вину не признал вследствие отсутствия состава преступления (наше летнее Обращение было внутренним документом, а не публичным, а значит не могло нанести пресловутого «политического ущерба»), то был поставлен вопрос о роспуске регионального отделения целиком. Андрей Рудомаха был отправлен в отставку с поста председателя, а все руководящие органы регионального отделения партии распущены с таким же разгромным счётом. Андрея Владимировича пытались спровоцировать написать из партии «по собственному желанию» прямо на Бюро, но тот благоразумно ответил, что «мы – единая команда и он посоветуется с товарищами». В этой связи, в ближайшем будущем не исключается возможность постановки вопроса о членстве в партии и самого Андрея Рудомахи и всех «яблочников» прямо или косвенно поддержавших меня или региональное отделение в целом. И даже лучики тепла и света не оказались способны что-то принципиально изменить в обрушившейся картине мира краснодарских активистов.

Глубокие причины.

Фундаментальная особенность краснодарских «яблочников».

Краснодарское краевое «ЯБЛОКО» было пилотным проектом, экспериментальным отделением, личной инициативой Сергея Митрохина, начатой им 2-3 года назад. Суть эксперимента заключалась в том, что региональное отделение было построено преимущественно на базе активистов из ячеек гражданского общества, когда люди с историей участия в общественных организациях активно приглашались в партию, им предлагался партийный ресурс и защита в помощь их гражданской деятельности, они продвигались в руководящие органы структурных подразделений. Основным «куском» краевого яблока были зелёные из «Экологической Вахты по Северному Кавказу» во главе с Рудомахой, несколько местных отделений были представлены выходцами из правозащитников, всё это было разбавлено гражданскими активистами-наблюдателями за выборами, массово пришедшими в краевое «ЯБЛОКО» на протестной выборной волне 2011-2012, к которым отношусь и я лично.

Нужно сказать, что Краснодарское РО партии не было обиженным: оплачивались офисы в Краснодаре, Сочи и в станице Динской. В середине 2013 года была утверждена миллионная годовая смета на издание газеты регионального отделения «ЯБЛОКО на Кубани». Иные были бы благодарны и в барские дела не лезли, на Съезде партии голосовали бы «правильно». Но, лояльность – не лучшая благодетель гражданских активистов. Девиз гражданских активистов: «делай, что должен, и будь, что будет»! Мы говорили прямо, критиковали, имели и защищали свою позицию. Нас люто невзлюбила вся старая партийная машина и от расправы спасала только личная протекция Митрохина. По-моему субъективному мнению, Андрей Рудомаха явным образом ощутил давление в виде различных процедурных проволочек где-то в середине 2012 года во время избирательной кампании в Законодательное Собрание края. Против меня лично Сергея Сергеевича настроили уже в начале 2013 года, что было для меня удивительным: каким-то невероятным образом все мои критические высказывания в адрес руководства партии становились известны на самом верху и преподносились явно в испорченном виде, а мой начальник Андрей Рудомаха по телефону каждый раз за меня оправдывался.

Пока что, любое региональное отделение партии «ЯБЛОКО», построенное в основном на гражданских активистах, ждёт точно такая же судьба.

 Реформы партии.

На региональной Конференции в феврале 2013 года я был избран членом Федерального Совета партии от региона. Федеральный Совет – это парламент партии, второй по значимости орган после Съезда партии. Это давало возможность работать, выходя за рамки региона путём внесения предложений к заседанию Федерального Совета, а значит, влиять на политическую линию партии в целом.
Работая в должности заместителя председателя регионального отделения, я на собственной шкуре прочувствовал все несовершенство партийно-бюрократической машины «ЯБЛОКО», вольно или невольно родилось понимание того, что нужно изменить и как изменить. Как на ладони вырисовались проекты документов к грядущему декабрьскому заседанию Федерального Совета партии, которые мы вместе с товарищами из регионального отделения формализовали, довели до ума и отправили в Москву и в другие регионы с целью ознакомления и широкой дискуссии:

1. Проект реформы структуры партии и информационных потоков в партии – обосновывал, что парламентаризм в партии не работает, а Федеральный Совет (парламент партии) подменён Советом Старейшин (ПолитКомитетом), что информационные потоки между регионами разорваны, партия гиперцентрализована до уровня секты, предлагал изменения в Уставную структуру партии, широкое внедрение электронных средств обмена информацией в партии.
2. Проект реформы региональной, кадровой и финансовой политики партии – призывал взять курс на воссоздание партии регионов, ввести прозрачную схему финансирования регионов, принять новую кадровую политику, заключающуюся в приоритетном продвижении в руководящие органы партии людей, имеющих историю активного участия в ячейках гражданского общества.
3. Предложение провести ребрендинг партии – заключалось в том, чтобы провести «мягкую», плановую смену первых лиц в партии и провести информационную кампанию о состоявшихся переменах в партии.
4. Предложение отказаться от доктрины «блестящего изоляционизма» – констатировало, что институт выборов в России разрушен, политической конкуренции нет, следует принять новый курс на широкое объединение оппозиции с целью скорейшего слома кланово-воровского режима.

Распространение этой информации накануне съезда Федерального Совета партии, назначенного на середину декабря, представляло наивысшую опасность для партийной системы в том виде, в каком она оформилась в настоящее время, т.к. в ней был заложен отъём у центра монополии на принятие политических решений и отъём у центра монополии на распоряжение госфинансированием. Были обстоятельно выявлены слабые места в партийной машине и предложены принципиальные подходы к их починке. Мы прекрасно понимали, что система не была способна принять и легко переварить такой комплекс радикальных мер, но с нашей стороны существовало убеждение, что больной «ЯБЛОКО» находится в терминальном состоянии, а реанимация делается или грубо, или никак не делается.
После исключения меня из партии, а также после расформирования руководства регионального отделения (Андрей Владимирович Рудомаха входил в Федеральный Совет партии по должности), мы утратили возможность присутствовать на заседании Федерального Совета партии в Москве 14-15 декабря, а все наши вопросы повестки дня оказались сняты, т.к. исчез субъект выдвижения.
Произошёл испуг системы, а в состоянии аффекта система совершает абсолютно неадекватные ходы: если исключение Запрудина легко объяснялось соображениями личной неприязни, то увольнение Рудомахи за то, что тот не отрёкся от своего заместителя по чисто человеческим соображениям, и разгон регионального отделения целиком – совершенно безумная вещь.

Диктатура ПолитКомитета.

РОДП «ЯБЛОКО» (Российская объединённая демократическая) в сегодняшнем виде является «объединённой» и «демократической» лишь номинально. Реальная власть в партии, с учётом извращённой структуры партии, принадлежит десятку человек, находящихся в Совете Старейшин (Политическом Комитете) партии. Этот коллективный Явлинский, вопреки духу Устава партии, упразднил парламентаризм и присвоил себе функцию выработки политической линии партии.

В партии свирепствует сталинский демократический централизм. Вместе с парламентаризмом разрушен коллективный контроль регионов над центром, в то время как надзорно-карательный контроль центра над регионами – сохранён.

Партия в сегодняшнем виде является маленькой копией путинской суперпрезидентской республики в её будущем, худшем виде. А ведь партия должна в своей структуре отражать ту модель государства, которую она желает построить. Партия «ЯБЛОКО» в нынешнем виде не имеет никакого морального права призывать строить демократическую, парламентскую Россию, сама будучи жёстко авторитарной, внутренне разъединённой партией с имитируемыми процедурами.

В этом разрезе неудивительно, что Сергей Митрохин является объективно слабым председателем. Сильный правитель всегда ставит заведомо более слабого преемника, тем, сам, уходя в тень, сохраняет полноту власти и влияния. Сергей Митрохин эмоционален, лих, склонен к упрощению, поддаётся влиянию, в общем, на председателя буржуазно-демократической партии не тянет. Аналогия с преемником нашего горячо любимого президента напрашивается сама собой.

Партия «ЯБЛОКО» нереформируема, эволюция в партии невозможна. Политический Комитет свою власть в части выработки политической линии партии не отдаст, потому что не отдаст никогда. Задача церкви – сохраниться любой ценой. Свою стратегическую цель коллективный Явлинский видит как «сохранить скелет партии», о чём председатель партии нам заявлял неоднократно, и уверенно идёт по этой дороге. Партия будет отрезать себе руки и ноги бесконечно долго. Партию устроит, если в ней останется и 500 членов (абсолютный минимум для того, чтобы юридически оставаться партией). Апологетом этой доктрины стал документ от 19 ноября «О роли и задачах российской демократической оппозиции», в котором коллективный Явлинский возложил на себя и только на себя историческую миссию вывода страны из сложившегося исторического тупика. Партия «ЯБЛОКО» не заинтересована в изменениях в стране, слишком системна, «застарела» и является неотъемлемой частью сурковской модели имитационной демократии. Более удачное название и девиз: Российская разъединённая авторитарная партия «ЯБЛОКО» — «тирания и несправедливость».

Скрытые причины.

Можно подумать о зачистке в связи с Олимпиадой, а можно вспомнить слухи о визите Явлинского в Кремль накануне выборов в ГосДуму и обозначении некой красной черты, которую нельзя переходить под угрозой прекращения существования партии – но я не рассматриваю конспирологические причины произошедшего: конспирологические теории популярны, но заведомо не проверяемы.

О нашем общем будущем.

Точки опоры.

Государству как системе всегда требуются точки опоры. В нулевые страна опиралась на олигархические элиты и завидно-стабильно существовала при Мише-два-процента. В конце нулевых из-за того, что откаты стали выше естественной рентабельности (Андрей Макаревич пожаловался аж на 70%), система начала проседать целиком вместе со всеми олигархическими элитами. Неизбежно сработал инстинкт самосохранения системы и страна начала искать новую точку опоры.

Здесь происходит то, что происходит всегда: разделение олигархических элит на полностью конченых воров и на националов (не путать с националистами), которым за державу обидно. Бездушная система хочет опереться на последних. Рано или поздно они победят, и система чуть-чуть эволюционирует. Это классический путь и так было всегда во всех странах.

Сегодня разделения этого нет. Его не видно, оно неявно. Надеюсь, его пока нет. И неизвестно, когда оно оформится, может быть стране вообще суждено стагнировать и просуществовать в нескольких десятилетиях олигархической полицейской диктатуры.

Но существует качественно иной путь – это путь создания принципиально новой точки опоры для государственной системы. Имя этой точки – повсеместно разросшиеся ячейки гражданского общества + невиданная ранее свобода информации. Этот новый путь дал современный мир: Интернет, уровень образованности населения, материальный достаток. Раньше предпосылок для появления принципиально новой точки опоры не существовало, появились эти предпосылки сравнительно недавно. Этот путь сложнее, т.к. нужно строить, создавать новое, но он и быстрее, т.к. нет нужды ждать с моря погоды.

Бесперспективность демократического централизма.

В ходе сентябрьских выборов в столице обнажился системный кризис института политических партий, затронувший все без исключения «старые» политические партии, которые суммарно набрали меньше голосов, чем кандидат от условной несистемной оппозиции. «Старые» партии вследствие косности, гиперцентрализованности, кадровой застарелости, внутренней информационной блокады упустили исторический шанс перехватить и коммутировать на себя запрос на перемены в обществе. Протестную волну 2011-2012, которая зародилась во многом благодаря работе партий по организации наблюдателей за подсчетом голосов, несущую с собой мощный кадровый и ресурсный потенциал, никто не перехватил. Все «старые» партии в их нынешнем состоянии выпали из политической повестки, стремительно теряют электоральную поддержку, активистов и сторонников.

На мой взгляд, налицо системный кризис партий ленинского типа. Принцип демократического централизма себя изжил. Построить реально претендующую на власть оппозиционную партию по классической модели не представляется возможным.

Демократический централизм всегда ведёт к вождизму, диктатуре, узости повестки, застою. В информационный век будущее за партиями федеративного типа, в которых вышестоящие органы лишены надзорно-карательных функций и выполняют в большей степени представительскую функцию, за партиями с сильным внутренним парламентаризмом, с большой скоростью дискуссии и принятия решений и кадровой ротацией.

И ещё, демократический централизм природно не совместим с гражданским активизмом. Когорта гражданских активистов Кубани и Адыгеи: зелёные, правозащитники, наблюдатели если и найдут себе новое пристанище, то только в партии федеративного типа.

Новый путь для «старой» партии.

Политическая партия – это, прежде всего, точка концентрации людей.

У сегодняшнего «ЯБЛОКА» пока ещё осталось потенциальное конкурентное преимущество перед «новыми» политическими партиями – это наличие устоявшегося «скелета» партии, наличие госфинансирования и базовая узнаваемость. В принципе, достаточно для того, чтобы попытаться что-то с партией сделать, а не просто махнуть на неё рукой.

«ЯБЛОКУ» следует принять новую кадровую политику, заключающуюся в приоритетном продвижении в руководящие органы партии людей, имеющих историю активного участия в ячейках гражданского общества. «ЯБЛОКУ» следует провести комплексные внутренние реформы с тем, чтобы ликвидировать в себе демократический централизм, диктатуру ПолитКомитета, ввести парламентаризм, воссоздать партию регионов, т.е. стать партией федеративного типа.

Данные преобразования позволят предложить гражданским активистам по всей стране партийный ресурс, эффективную защиту и помощь в их гражданской деятельности. Партия аккумулирует в себе, объединит и укрепит ячейки гражданского общества – возникнет принципиально новая точка опоры для государства – и тогда бездушная система выберёт её и обопрётся на неё.

Инстинкт самосохранения высшего партийного руководства заставил с особой решительностью вырезать из партийного организма меня лично, а для верности – и всю краснодарскую краевую ячейку целиком. А ведь опереться можно только на то, что сопротивляется [Блез Паскаль].
Сейчас должен сработать инстинкт самосохранения партийной системы в целом, который поправит сошедшую с ума голову, заставит провести внутренние преобразования и заставит партию выбрать новую политическую линию.

Не далее следующего федерального электорального цикла – партия или умрёт, или полностью реформируется.

5 декабря 2013 года

VN:F [1.9.22_1171]
Оцените материал
Рейтинг: 5.0/5 (учтено: 1 голос)
Леонид Запрудин о ситуации в краевом отделении партии "Яблоко": Новый путь для «старой» партии, 5.0 out of 5 based on 1 rating