Учёный Виктор Данилов-Данилян: «Это наводнение вызвано чрезвычайно высокими осадками. Исключительно осадками.»


Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

В интервью Русской Службе Новостей Виктор Иванович рассказал о своём видении причин трагедии в Крымске.

rusnovosti.ru, Ведущие передачи»Всё главное сегодня»: Игорь Измайлов, Евгения Волгина. (Слушать аудиоверсию)

Е. ВОЛГИНА: Виктор Данилов-Данильян – член-корреспондент Российской академии наук, директор Института водных проблем, бывший министр охраны окружающей среды и водных ресурсов. Виктор Иванович, по Вашему мнению, что все же произошло? Откуда взялась волна?

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Пока этого, я думаю, никто толком сказать не может. Потому что недостаточно информации для того, чтобы судить о таких вещах.

И. ИЗМАЙЛОВ: А какие варианты? Мы же понимаем, что это не темная сила.

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: С моей точки зрения это наводнение вызвано чрезвычайно высокими осадками. Исключительно осадками. В мире таких случаев известно сколько угодно. Все зависит от того, каков рельеф местности, каким образом встречаются потоки, идущие с разных сторон. И это все совершенно запросто может вызвать волну. Кроме того, откуда Вы взяли 7 метров? Я, например, совершенно не уверен, что их было семь. У страха, как говорят, и глаза велики.

Е. ВОЛГИНА: А сколько было?

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Я не знаю. Точной информации нет. Пока это все не результаты измерений, а рассказы очевидцев.

Е. ВОЛГИНА: Но очевидцы же видят, что у них вода поднимается до второго этажа за 5-10 минут.

И. ИЗМАЙЛОВ: А высота дома, предположим, 4 метра.

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Ну, вот для того, чтобы вода до второго этажа поднялась, достаточно 3,5-4 метра.

Е. ВОЛГИНА: А откуда волна?

И. ИЗМАЙЛОВ: С горы?

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Несколько потоков встречаются в низине – образуется волна. Это совершенно естественное явления. Ничего тут неожиданного нет.

Е. ВОЛГИНА: Виктор Иванович, признались, что были во время ливня автоматические сливы с Неберджаевского водохранилища. Следственный комитет не рассматривает это как основную версию. Но это могло стать одной из причин наводнения?

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Нет. Я думаю, что даже если это повлияло как-то на развитие событий, то только в первых процентах. Не более того. Это водохранилище небольшое. И для того, чтобы сбросы с него вызвали такое наводнение, для этого нужны экстраординарные внешние обстоятельства.

Е. ВОЛГИНА: Например?

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Ну, вот они и были, эти экстраординарные внешние обстоятельства. К этим экстраординарным внешним обстоятельствам сброс с водохранилища добавил несколько процентов.

И. ИЗМАЙЛОВ: Можно ли было с точки зрения физики что-то сделать, чтобы этого не было? Какие-то препятствия, плотины создать? Если проводить аналогию с жарким летом. Например, где-то горят леса, а в Белоруссии не горят, потому что якобы за ними следят и чистят. Вот если бы мы тоже чистили, они у нас не горели бы. Теперь здесь: что-то мы могли сделать, чтобы этого не было?

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Между лесами и наводнениями в этом смысле очень большая разница. Для того, чтобы чистить леса и держать их в порядке, не нужны огромные капитальные вложения. А для того, чтобы усмирить некоторые водотоки, угрожающие наводнениями, нужны огромные деньги. Поэтому, когда говорят о защите от наводнений, во всем мире на первое место ставится система оповещения и эвакуации. Я не берусь судить, насколько четко сработала система оповещения…

И. ИЗМАЙЛОВ: Она вообще не сработала, мы уже выяснили.

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Система оповещения – это сложная штука. Там есть первичный сигнал, который поступает из гидромета, и система доведения информации до населения. Системы доведения нет – Вы совершенно правы. И нет системы эвакуации.

И. ИЗМАЙЛОВ: Так еще и оповещение синоптиков, как нам в один голос говорили местные жители, накануне сказали, что вероятность ливня 50 на 50 – может быть, он будет, а, может, и не будет. XXI век, а у нас за сутки прогноз погоды такой давался.

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Обстоятельства метеорологические бывают разные. Иногда заблаговременный прогноз просто невозможен. Тут предъявлять претензии слету ни в коем случае нельзя. Надо посмотреть, как там все складывалось. А что касается материальных вложений, которые нужны для того, чтобы не бежать от наводнений, а чтобы избежать, сделать так, чтобы его не было вообще – это стоит безумно. Это, прежде всего, создание водохранилищ, которые могли бы аккумулировать, перехватить поводок, как говорят гидрологи. Но такое хранилище можно в принципе далеко не везде построить. Потому что для водохранилища нужно некоторое понижение рельефа и т.д. Если этого нет, вы ничего не сделаете. Водохранилище построить на ровном месте нельзя. И тем более нельзя построить его в низине. Иногда бывает дешевле, чем построить водохранилище, скорректировать городскую планировку и низко расположенные кварталы перенести наверх.

И. ИЗМАЙЛОВ: Да, хотя бы это. Но люди ведь и так знают, что живут в опасной зоне.

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: У нас господствует такая точка зрения, что катастрофические наводнения бывают редко. А такое наводнение на Кубани было ровно 10 лет назад, в 2002 году. А катастрофический наводнения в Европе, в восточной Германии, Чехии, бывают не реже, чем раз в 10 лет. Нужно пересматривать эти старые подходы.

И. ИЗМАЙЛОВ: Т.е. здесь комплексный подход нужен? Если нет возможности с точки зрения физики каким-то образом работать с потоками воды, то нужно думать тогда о том, как жить в данных условиях?

В. ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН: Конечно. Нужно выселять людей из опасных районов. Это все требует больших затрат. Но, можно подумать, что сейчас ликвидация последствий этого наводнения бесплатна. Так думать – это навиность.

Е. ВОЛГИНА: Спасибо.

VN:F [1.9.22_1171]
Оцените материал
Рейтинг: 0.0/5 (учтено: 0 голосов)