«Люди сами застраивают пойму реки и селятся в «зоне смерти»!»


Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

Гидролог Михаил Марков считает, что контроля над небольшими реками на Кубани практически нет

Газета «Смена», Автор — Юлия Ли, smena.ru

Сейчас много говорят о том, что страшная катастрофа в Краснодарском крае стала результатом многих несчастливых совпадений. Во-первых, за несколько часов выпало огромное количество осадков (половина того, что выпадает в Петербурге за год!) на сравнительно небольшой территории. Во-вторых, система оповещения населения фактически не сработала. В-третьих, волна пришла в ночное время, когда люди спали и не могли вовремя среагировать на опасность. Это три главные, но далеко не единственные причины, из-за которых наводнение унесло так много жизней. По словам Михаила Маркова, заместителя директора по науке Государственного гидрологического института, в системе защиты населения от стихийных бедствий на Кубани существует множество слабых мест!

Крымский треугольник

— Михаил Леонидович, насколько заранее и точно специалисты могут сегодня предсказать такое стихийное бедствие, какое произошло на Кубани?

— На Кубани на одну метеостанцию ложится необходимость следить за территорией площадью 500 — 1000 квадратных километров. Причем в горах метеостанций почти нет, они все расположены ниже, рядом с населенными пунктами. А осадки выпадают в основном в горах и предгорьях, как раз в верховьях водосбора рек. Специалистам элементарно не хватает данных о времени и интенсивности выпадения осадков в той или иной гористой местности, чтобы составить четкий и заблаговременный прогноз о стихийном бедствии в конкретных населенных пунктах. В случае с последним наводнением ситуация осложнилась еще и тем, что выпало очень много осадков (больше 300 миллиметров) в одном месте. Причем большая часть этих осадков попала в бассейн реки Адагум, которая проходит через Крымск, поэтому возникло такое серьезное локальное бедствие.

Однако давайте вернемся к вопросу прогнозирования. Вторая важная составляющая прогноза — предупредить, как скоро и в каком количестве вода дойдет до населенных пунктов. Все это можно рассчитать, зная пропускную способность русла реки, уклон, рельеф и т. д. Но в наши расчеты вмешивается множество других факторов. Оползень в русло реки или результат деятельности человека могут сильно изменить характер движения паводковой волны. Очень часто мусор, корча, деревья и обломки человеческого жилья, которые несет с собой поток, образуют запруды в узких местах. И там начинает скапливаться вода. А когда ее становится слишком много и она прорывает преграду, то волна становится еще выше и разрушительнее.

— Примерно так все и произошло в Крымске?

— При подходе к Крымску есть серия насыпей для дорог, а также большие мосты. Там образуется треугольник, где сходятся железная и автомобильная дороги. В этой большой зоне между насыпями может аккумулироваться вода, если будет перекрыт железнодорожный мост. По предварительным данным, так и произошло. Мусор, который нес поток, «законопатил» железнодорожный мост, и получилось достаточно большое по объему временное водохранилище с высотой насыпи семь метров и с протяженностью полтора километра! А потом, после прорыва «плотины» из мусора, образовавшаяся волна пошла на Крымск, где, кстати, тоже есть мосты, а сама пойма реки (территория вокруг русла, затопляемая в половодье или во время паводков) вся застроена! Вообще-то строить в пойме нельзя, соответствующие запреты прописаны в Градостроительном и Водном кодексах. Но населения много, земли не хватает, да и многим хочется поставить дом у воды. Отдельный вопрос к администрациям таких населенных пунктов, почему они разрешают застраивать эти низины.

На все реки денег не хватило

— Я знаю, что специалисты вашего института еще после крупного наводнения на Кубани 2002 года изучали особенности местных рек, давали рекомендации. На ваш взгляд, какие-то выводы были сделаны после прошлого стихийного бедствия?

— Некоторые были. Бассейн реки Кубани приоритетно вошел в федеральную целевую программу по модернизации гидрометеорологических станций. На ряде водных объектов поставили автоматизированные системы по наблюдению за режимом рек и метеоявлениями. Однако такие системы появились только на наиболее важных объектах и больших реках. Но ведь и малых рек, на которых стоят населенные пункты, на Кубани — тысячи. На все денег нет. При этом надо учитывать, что экстремальные явления в этом районе в связи с изменением климата будут происходить все чаще и чаще! Если в последний раз промежуток между крупными наводнениями составил 10 лет, то высока вероятность, что следующее серьезное стихийное бедствие произойдет здесь и через пять лет. Надо быть готовым к тому, что природа все чаще будет подбрасывать нам неприятные сюрпризы.

— Какие конкретные меры нужно принять, чтобы минимизировать последствия от таких «сюрпризов»?

— Во-первых, нельзя разрешать людям селиться на пойменных землях. А если уж они хотят рискнуть и жить в этой «зоне смерти», пусть пеняют на себя. К тому же надо понимать, что строения в пойме, если их смывает паводок, становятся источником дополнительного мусора, из-за которого потом может образоваться стихийная запруда. Соответственно, выше риск для живущих ниже по течению реки, что к ним придет более сильное наводнение. Если уж без застройки поймы не обойтись, то надо возводить специальные дамбы, делать обвалование, чтобы пойму не затапливало. Так, например, решена проблема в Ленске. Там построили высокие дамбы, чтобы защитить жилье от паводков. Второй вариант: отводить высокую воду с помощью специальных каналов. Однако все такие мероприятия достаточно дорогостоящие, поэтому надо оценивать их целесообразность в том или ином месте.

Во-вторых, надо провести ревизию всех гидротехнических сооружений, выяснить их пропускную возможность на случай критических событий. Те же мосты очень часто становятся местом затора при сильном паводке. Возможно, стоит учесть опыт Испании и Франции, где люди тысячи лет живут в условиях частых локальных наводнений. В этих странах строят специальные мосты с высокой пропускной способностью воды, а также подземные галереи, которые отводят воду от населенных пунктов.

В-третьих, надо наладить нормальную систему метеорологических и гидрологических наблюдений в горной местности, чтобы иметь больше информации о том, сколько воды выпало в бассейны рек.
В-четвертых, нужно установить больше автоматизированных систем контроля на реках, которые реагировали бы на резкие изменения уровня воды и передавали бы эту информацию в единый центр.

Наконец, одна из самых важных мер — надо наладить систему оповещения людей и режим эвакуации. К сожалению, оставшаяся с советских времен система громкоговорителей далеко не везде работает и поддерживается в хорошем состоянии. Если в крупных городах с этим еще относительно нормально, то в маленьких — просто беда! Все это надо восстанавливать.

VN:F [1.9.22_1171]
Оцените материал
Рейтинг: 0.0/5 (учтено: 0 голосов)