Капкан для нелояльных


Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

rosbalt.ru, Иван Преображенский

Российские правоохранительные органы обвивают паутиной уголовных дел системную и несистемную оппозицию, так называемых «заокеанских спонсоров» российского протестного движения и их «наймитов» в некоммерческих организациях. Практически никто не находится в заключении, уж точно никто из публичных лидеров оппозиции не стал лично обвиняемым по какому-нибудь серьезному делу, не депортирован ни один «агент Госдепа», не закрыто и не разогнано ни одно из серьезных оппозиционных СМИ. Однако крепкая петля постепенно затягивается на их шее. Затягивается с таким расчетом, чтобы осенью, когда неизбежен очередной всплеск протестной активности, можно было бы «замять» скандал новым процессом над «вредителями».

«Власть закручивает гайки и пытается нас запугать», — возмущается оппозиция. «Наступает на свободу слова», — брюзжат журналисты. «Не дает работать на благо общества», — раздражаются сотрудники некоммерческих организаций. Но широкие массы населения этих недовольных выкриков практически не замечают. Они и сами весьма недовольны властью – слишком высоки тарифы ЖКХ, полиция недостаточно обеспечивает безопасность, госорганы держатся на взяточной системе, не хватает мест в детсадах, невозможно лечиться в рядовых поликлиниках и больницах и так далее, и так далее…

Ну а что до оппозиции, журналистов и правозащитников, то к ним у зрителей «Первого» телеканала по-прежнему в основном несерьезное отношение. Ведь главная оппозиционерка – Ксения Собчак. А главные журналисты страны – Владимир Познер и Андрей Малахов. Ну а главная правозащитница, надо думать, Валерия Новодворская. И раз таков в глазах большей части общества собирательный образ тех, кто недоволен режимом, то неудивительно, что их мнение народ не волнует.

Мало того, они в большинстве своем не ассоциируются в глазах этого самого народа с противниками действующего режима. Ведь даже те, кто, как Илья Пономарев или Сергей Удальцов, выступают за некую «социальную справедливость» не могу донести свои лозунги до зрителей ТВ.

Как следствие, если народ начнет бунтовать, то его вполне можно будет отвлечь от массовых протестов скандальными процессами, высылками, а может быть даже и «посадками» кого-то из этих «вредителей».

Подготовка уже проведена. Самое громкое дело, разумеется, — дело депутата-коммуниста Бессонова, с которого снята депутатская неприкосновенность. Это произошло несмотря на противодействие со стороны оппозиционных партий, которые, очевидно, опасаются, что Бессоновым дело не ограничится. «Кандидаты» на лишение неприкосновенности в нынешней Думе очевидны – это «эсеры» Илья Пономарев, а также отец и сын Геннадий и Дмитрий Гудковы.

Подготовка к возможным «посадкам» идет и с другой стороны. Отрабатываются инструменты по «заманиваю» на родину «невозвращенцев». Опыт показывает, что в нынешней ситуации недоверия к российской Фемиде практически любой гражданин РФ, если против него возбуждено уголовное дело, может претендовать в Европе на статус политического беженца. Так что отечественным спецслужбам надо научиться возвращать беглецов «на добровольной основе». И тут тоже прецедент уже создан.

Один из бывших коллег юриста Сергея Магнитского Иван Черкасов, скрывающийся в Лондоне от заочного ареста в России (решение принято судом в 2011 году), но не получавший политического убежища в Великобритании, никак не может получить новый загранпаспорт. В выдаче загранпаспорта ему отказали, на основании того, что он «может скрыться от следствия», хотя в реальности скрылся уже довольно давно и даже общается со следователями из Лондона. В итоге Черкасову некуда поставить новую британскую визу. В розыск, в то же время, его объявлять не стали, чтобы не давать ему дополнительного повода для подачи прошения о статусе политического беженца. Теперь его адвокаты пытаются доказать, что фактически речь идет о лишении гражданства, но иным способом по сравнению с тем, что применялся при СССР. Ведь выдача загранпаспорта – это обязанность государства, а тут вдруг российские правоохранительные органы доказывают, что вольны отказать в этой процедуре.

Постепенно «обкладывают» и СМИ. Главный фактор, разумеется, «телефонное право» – то есть просьбы к владельцам того или иного издания, радиостанции или телеканала об устранении недостаточно лояльных журналистов. Радио «Коммерсант FM», по слухам, может быть закрыто или переформатировано, вслед за входившим в тот же издательский дом телеканалом, и люди уже начинают оттуда увольняться. То же происходит с некоторыми журналами. Странные слухи ходят и о газете «Московские новости», которая, являясь формально «кремлевским проектом» (как часть правительственного агентства «РИА Новости»), в реальности позволяла себе весьма резкие публикации.

На тех же, кого не удастся «унять» по телефону найдется подходящий суд. Госдума еще до конца текущей сессии намерена принять законопроект, возвращающий в Уголовный кодекс статью о клевете. Таким образом, будет отменено правовое «завоевание» Дмитрия Медведева, весьма облегчившее жизнь журналистам.

Тюремные сроки для клеветников, правда, из законопроекта, скорее всего, уберут. Зато, как и в случае с законом «О митингах», будут предусмотрены огромные штрафы.

С блогосферой еще проще – ее просто запретили. Ради святого дела защиты детей российские власти решили создавать «черные списки» сайтов, которые можно будет закрывать или перекрывать к ним доступ. Закон уже принят Госдумой во втором и третьем чтении, несмотря на протесты интернет-сообщества и, как говорят негативно воспринимающие документ эксперты, в скором будущем он позволит создать российский аналог китайской системы блокировки всех «неугодных» сайтов.

Давят в это же время и НКО. По мнению президента Владимира Путина, многие из них занимаются политической деятельностью в интересах иностранных государств. Сам он об этом говорит иносказательно, как показала его недавняя встреча с правозащитниками. Но близкие к госструктурам аналитики неофициально называют конкретные цифры – мол в России действуют 6 тыс. агентов иностранного влияния, а над ними стоят около сотни руководителей.

Поэтому так называемого закона об «иностранных агентах» российским НКО не избежать. В лучшем случае, к ним примут «лакирующие» поправки, предложенные главой совета по гражданскому обществу и правам человека при президенте Михаилом Федотовым. Сути документа они не изменят, но хотя бы позволят более-менее сформулировать, что же будет, в российском варианте пониматься под политической деятельностью.

Обнаружилась и главная «брешь» законопроекта – из него исключат религиозные организации и спонсорами «цветных революций» вместо ассоциации «Голос» (по версии российских спецслужб) станут какие-нибудь зарегистрированные как религиозная община адвентисты, баптисты или буддисты.

Но важно для власти, разумеется, не это. Речь идет о том, чтобы, как и в остальных вышеперечисленных случаях, создать основу для будущих активных действий. Не сейчас, а не раньше осени текущего года. Ведь в российских условиях можно назвать иностранным агентом почти любого, как ни ограничь понятие политики (по учебникам политологии так и вовсе только действия, направленные на получение, удержание и использование политической власти). Дело то ведь не в определении, а в судебном решении, а за ним в наших реалиях дело не станет.

Кстати, переходя к политическим партиям, которые действительно занимаются политикой. Им тоже послали черные метки. Первая (для парламентских партий), как уже говорилось выше, это дело Бессонова. Но есть и сигнал для непарламентских партий. Речь идет о Михаиле Прохорове и его новой партии «Гражданская платформа». Первое, что появилось – это странное разбирательство вокруг законности возврата спонсорам партийных пожертвований, полученных «старой» партией Прохорова – «Правым делом».

Его эксперты тут же назвали сигналом спонсорам политических проектов, недостаточно лояльных власти, ну и, разумеется, самому Прохорову. Второе – это попытка неизвестных людей, якобы связанных с «Единой Россией», захватить имя еще не зарегистрированной прохоровской партии. Как выяснилось, некие люди подали заявку в Минюст и теперь Прохорову, вероятно, придется придумывать другое название.

Другим партиям также стоит задуматься о своем финансировании – там вскорости, кстати, и иностранные агенты могут обнаружиться.

Таким образом, остались только вредители во властных структурах – но и такие найдутся, дайте срок. И им его дадут. Ведь без «вредителей» шпионская кампания, пусть даже она будет бутафорской, выглядеть будет совсем уж несерьезно. А так, когда капкан захлопнется, будет каждой твари по паре: пара депутатов, несколько дипломатов, пяток правозащитников и кучка журналистов, несколько гражданских активистов и, наконец, один-два высокопоставленных чиновника. Их то и «назначат» виновными за промашки действующей власти, повышение цен, ну и, разумеется, рытье тоннеля из Кремля в Вашингтон.

Иван Преображенский

VN:F [1.9.22_1171]
Оцените материал
Рейтинг: 0.0/5 (учтено: 0 голосов)