Журналист Александр Минкин об очередных инициативах партии чиновников: «Изнасилование истории»


Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

«Депутатки не дуры. Они просто активные. Хотят понравиться, хотят угодить… А кому должны угождать депутаты? Избирателю. Кто у нас избиратель, мы все хорошо знаем. Он ещё много лет будет нашим всероссийским избирателем.»

Оригинал материала — echo.msk.ru/blog/minkin

Депутат Яровая "Единая Россия"

Депутат Ирина Яровая. Партия «Единая Россия»

Депутатка Яровая хочет преподавать историю по Уголовному кодексу. Для этого она внесла в Госдуму новый закон. Этот закон «устанавливает ответственность в виде штрафов и лишения свободы за отрицание или одобрение преступлений нацизма и нацистских преступников и признание неправомерными действий антигитлеровской коалиции» (цитируем по официальному сайту «Единой России»).

Всюду повторяют, будто вводится уголовная ответственность «за отрицание или одобрение преступлений нацизма». Но мы специально процитировали длинную официальную формулу. Хорошо видно, как критика союзников (антигитлеровской коалиции) уравнивается с одобрением нацизма.

Вот центральное место нового закона. Санкции будут грозить за «отрицание вынесенного Международным военным трибуналом приговора, а равно отрицание деятельности армий стран антигитлеровской коалиции по поддержанию международного мира и безопасности во время Второй мировой войны, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности армий стран антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны, соединённых с обвинением в совершении преступлений, в том числе с искусственным созданием доказательств обвинения».

Это о чём? Все ли немки были изнасилованы или не все? И что делать с мемуарами изнасилованных?

* * *

Яровая не дура. Кто так думает — напрасно тешит себя иллюзией. Да, иногда она производит впечатление не совсем нормального человека, но это обманчиво. Перечитайте формулировку, которую она сочинила (сама?).

Что такое отрицание? Никто не отрицает факт Нюрнбергского процесса. Трибунал работал, приговор вынесен. Что тут отрицать? Он не всем нравится. Но быть недовольным не означает отрицать.

Депутатка добивается уголовного наказания за критику Нюрнбергского приговора. А как его не критиковать? К смертной казни там приговорили всего 11 человек. Это же очень мало.

На наше мнение можно внимания не обращать, но как быть с историческими фактами? Вот один такой факт. «Трибунал приговорил Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Иодля, Зейс-Инкварта, Кальтенбруннера и Бормана (последнего заочно) к смертной казни через повешение… Шахт, Папен и Фриче, несмотря на категорические протесты советского судьи, были оправданы. Трибунал объявил преступными организациями руководящий состав фашистской национал-социалистической партии, гестапо, СД, СС, но не счёл преступной организацию СА (штурмовики)… Советский судья заявил в особом мнении о своём несогласии с приговором в отношении ряда фашистских преступников (в т.ч. Гесса), а также в части непризнания виновными германского имперского правительства, верховного военного командования и генерального штаба». (Большая советская энциклопедия, т. 30. 1954.)

Видите: советский судья категорически не соглашался с приговором Нюрнбергского трибунала. Что теперь делать? Осудить судью посмертно?

* * *

Как можно отрицать, например, что Советским Союзом руководил лично т. Сталин. Этого никто не отрицает. Но кому-то Сталин и его политика нравятся, а кому-то — нет. Критиковать Сталина не означает отрицать его правление.

Сейчас число любителей Сталина и его критиков примерно одинаково. Но критиков стало бы миллионов на тридцать больше, если бы сейчас из гробов встали все, кого он уничтожил безвинно. И не только маршалы Красной Армии (которых можно обвинять «в намерениях» свергнуть вождя). Встали бы миллионы Иванов Денисовичей, сгинувших в лагерях, миллионы Матрён, миллионы раскулаченных, сосланные и наполовину вымершие народы. В экзекуциях и депортациях принимали участие армейские части. Осуждать ли их или оправдывать (ведь они выполняли приказ)? По новому закону осуждать — означает совершать уголовное преступление.

Уголовное наказание депутатка предлагает за «отрицание деятельности армий стран антигитлеровской коалиции по поддержанию международного мира и безопасности во время Второй мировой войны».

Во время Второй мировой войны армии союзников воевали, а вовсе не занимались поддержкой международного мира. Американский писатель Курт Воннегут описал варварскую и, возможно, преступную бомбёжку Дрездена в книге «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей». Эта книга — одна из многих тысяч, в которой критикуется деятельность армий антигитлеровской коалиции. Что делать с этими писателями, если они ещё живы? Что делать с их книгами? Сжечь?

И ладно иностранные писатели, иностранные романы. Вот что сказано в научном издании: «В результате бомбардировки американской авиацией (в феврале 1945), стремившейся разрушить мосты через Эльбу и тем самым задержать наступление Советской армии, Дрезден почти полностью разрушен». (Большая советская энциклопедия, т. 15. 1952.)

Вот, значит, как! Оказывается, союзники не только не поддерживали международный мир в феврале 1945 года, но и вредили действиям Советской армии, задерживали наше наступление. И начали бомбёжку не американцы, а английские Королевские ВВС… Кого-то придётся сжечь: или Большую советскую энциклопедию, или… Но сжигание ведьм у нас ещё не началось.

А можно ли критиковать Америку и Англию, как в школьных учебниках, по которым учился весь советский народ? (Какие отметки по истории были у Яровой, ещё предстоит выяснить.) В наших учебниках и, более того, в документах, подписанных Сталиным, союзников резко критикуют за то, что они не открывали второй фронт до 1944 года. Теперь (по подсказке депутатки Яровой) Англия и Америка могут говорить: мы, мол, не открывали второй фронт, поскольку «занимались поддержанием международного мира и безопасности во время Второй мировой войны». А в наших учебниках сказано, что они злонамеренно затягивали войну.

* * *

Сажать ли иностранных писателей? Сжигать ли книги советских писателей-фронтовиков: Астафьева, Быкова, Бакланова, Бондарева, Воробьева… В этих книгах война описана честно, а тем самым неизбежно критически. И не по отношению к союзникам, а по отношению к собственной армии и командованию.

Сжигать ли книгу «Живые и мёртвые» Константина Симонова? Уничтожить ли знаменитый художественный фильм, снятый по этому роману?..

Новый закон резко расширит поиск виновных в одобрении нацизма. Но зачем далеко ходить? Торговля нацистской литературой идёт и возле Кремля, и возле Думы, а иногда и в Думе. И всякий депутат, который равнодушно проходит мимо этих ларьков, — виновен.

Депутатка сочинила: «распространение заведомо ложных сведений о деятельности армий стран антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны, соединённых с обвинением в совершении преступлений, в том числе с искусственным созданием доказательств обвинения». А что такое «создание искусственных доказательств»? Катынь? То ли Горбачев, то ли Ельцин, то ли они вместе закопали там трупы тысяч поляков с дырками в затылках, искусственно создавая доказательство обвинения.

Депутатки не дуры. Они просто активные. Хотят понравиться, хотят угодить… А кому должны угождать депутаты? Избирателю. Кто у нас избиратель, мы все хорошо знаем. Он ещё много лет будет нашим всероссийским избирателем. Была б Яровая молодой перспективной спортсменкой, она могла бы понравиться своими рекордами, например, в бассейне. Но поскольку спортсменка она абсолютно бесперспективная, приходится зарабатывать идейностью.

VN:F [1.9.22_1171]
Оцените материал
Рейтинг: 0.0/5 (учтено: 0 голосов)